Секс в эпоху Просвещения. Часть 6.

Школа секса
Секс в эпоху Просвещения. Часть 6.

Секс и литература

В XVIII веке значительно увеличилось количество эротической литературы, и, как ни странно, связано это было именно с просветительскими течениями в обществе. Поскольку большое внимание уделялось развитию научной мысли, светлые умы пытались понять, как все устроено, в том числе, и в интимной сфере. Появлялось множество произведений, в которых подробно описывались сексуальные акты, выдвигались предположения о том, что могло определять те или иные пристрастия в сексе, и тому подобное. Именно в эпоху Просвещения впервые появляется порнографическая литература, которая выделяется среди эротических романов, любовной поэзии и сердечных историй. Главное ее отличие в том, что она создавалась в основном для представителей высших сословий и в качестве «пособия для мастурбации». 

Порнографическая литература

Термин «порнография» вошёл в современную культуру из книги французского писателя XVIII века Николы Ретифа де ла Бретонна (Retif или Restif de La Bretonne) «Порнограф, или Размышление порядочного человека об истинной безнравственной проституции», обозначающий описание или изображение, обычно вульгарное, полового акта и связанной с ним деятельности, не представляющее художественной или научной ценности. В данной книге рассматривались сферы жизнедеятельности человека, традиционно считавшиеся в обществе неприличными, ввиду чего её название стало нарицательным понятием непристойности, связанной с сексуальностью. 

Порнографическая литература того времени была представлена различными порно-журналами, которые начали активно издаваться с 1770-х годов. Одним из первых можно считать журнал «Ковент-Гарден» или «Библиотека Эротики», в котором публиковались эротические истории, объявления о предоставлении сексуальных услуг жрицами любви и борделями (включая цены), реклама о продаже афродизиаков, лекарства от венерических заболеваний и абортивные средства. Безусловно, порнографическая литература сопровождалась непристойными иллюстрациями и графикой, авторами которых были такие известные художники, как Джеймс Гиллрей (James Gillray), Томас Роулендсон (Thomas Rowlandson) и Джордж Морланд (George Morland). 

view counter

В XVIII веке лидером по производству порнографии, безусловно, можно считать Францию, тогда как Англия и Америка были в основном потребителями этой продукции. В это время словосочетание «французский роман/повесть/книга» являлись синонимом произведений непристойного характера. С 1680-х годов было импортировано и распродано огромное количество французской порно-литературы, в том числе, «Школа девушек» (L’Escole des filles, 1655), «Тереза-философка»(Thérèse Philosophe, 1748), «Опасные связи» (Les Liaisons dangereuses, 1782) и так далее. 

Политическая порнография

Порнографическая литература зачастую была направлена против влияния религии на общественную жизнь, поэтому служителей церкви часто выставляли не в лучшем свете: похотливые священники совращали молоденьких монахинь и наоборот. В конце XVIII века появилась, так называемая, политическая порнография в виде скандальной хроники и политических памфлетов - либелли (libelles). Эти «произведения» высмеивали частную жизнь королей и придворных, любовные похождения женщин при дворе (от королевы до фаворитки), а также представителей аристократии и духовенства. Все они изображались либо как заядлые извращенцы, либо как несчастные импотенты. Интересно, что именно тогда, благодаря политической порнографии, порно-литература стала оружием низших слоев населения против богатых, для которых она изначально создавалась. Самыми яркими фигурами, которые стали «жертвами» подобной порнографии, были король Людовик XVI и королева Мария-Антуанетта. Последнюю выставляли как самую развратную особу при дворе и обвиняли ее в рождении незаконнорожденных детей, в диких оргиях и лесбийских связях. Эти женоненавистнические атаки прекратились только тогда, когда королеву обезглавили в 1793 году. 

Главная цель политической порнографии состояла в том, чтобы подорвать авторитет королевской власти. Если король не может контролировать свою жену или не может сказать, является ли он настоящим отцом своих детей или нет, то каким образом он может контролировать свой народ? Другая причина таких порочных атак могла быть в желании снизить главенствующую роль женщины в обществе и установить четкие границы между полами. Изображение королевы, вступающей в интимные связи с простолюдинами, делало ее доступной народу и одновременно показывало ее безнравственность. 

После Великой французской революции порнографическая литература сразу же утратила свою политическую окраску и постепенно стала сосредотачиваться на социальных проблемах общества. В частности, в 1790-е годы Маркиз де Сад в своих эротических произведениях описывал уже не похотливые похождения аристократии, а изображал героев, нарушающих запреты прописной морали. 

Эротика и живопись

XVIII век был веком женщины, а женщина была божеством века. Она была воплощением идеала вообще. Этим объясняется то обстоятельство, что тогда существовал собственно только женской идеал красоты. Рядом с обнаженной и раздетой на тысячу ладов Евой почти никогда не ставится раздетый Адам. В искусстве Рококо обнаженный мужчина выступает также редко, как и мужчина раздетый, а это в свою очередь еще более подчеркивает «раздетость» женщины. 

Различные виды изобразительного искусства окружали женщину культом, ничем не уступавшим тому, который создавали в ее честь писатели и поэты. Живописцы, граверы, скульпторы точно так же идеализировали женское тело, изображая его всегда не обнаженным, а раздетым, при помощи декольте или retrousse. Художники стремились показать специфические прелести женского тела в более пикантной рамке: очаровательную грудь, красивую ножку или соблазнительную талию. 

Одним из излюбленных мотивов этого культа красоты в тогдашней живописи было «сравнение» («La Comparaison»), чрезвычайно часто встречающееся в искусстве Рококо. Например, две или несколько женщин спорят о том, кому принадлежит пальма первенства за ту или другую красивую часть тела. К той же категории принадлежат и картины, изображающие, как наедине с собой девушка, обнажаясь и принимая пикантные позы, устраивает настоящую выставку своих прелестей. 

Каким же именно был идеал женской красоты в XVIII веке? Если в эпоху Ренессанса прекрасным считалось здоровое и мощное тело активной и продуктивной женщины, то в век Просвещения, наоборот, идеализировались те качества тела, которые оказывались неспособными к труду. Красива узкая кисть, непригодная к работе, неспособная к сильным движениям, зато умеющая нежно и деликатно ласкать. Красива маленькая ножка, движения которой похожи на танец, едва способная ходить и совершенно неспособная ступать решительно и твердо. Прекрасным считается в эту эпоху такое тело, которое не пышет силой и не тренировано. Оно должно быть холеным, нежным и хрупким, или, как тогда предпочитали выражаться, - грациозным. 

Символом физической хрупкости считалось бледность лица. Любимый цвет кожи этого времени это не пышущий свежестью и здоровьем, а бледный. Цветущее здоровье - черта мужицкая. Чтобы еще резче подчеркнуть бледность, художники ради контраста украшали щеки, лоб и шею изображаемых дам черными мушками. 

Особое внимание авторы картин уделяли изображению пикантного ротика. Ведь в XVIII веке он олицетворял бокал, наполненный до краев сладострастием. Губы должны быть такой формы, чтобы они каждого побуждали к поцелуям. 

Красота груди всегда выставлялась художниками напоказ перед зрителем, словно это самое опьяняющее зрелище, которое только можно показать человеку. В эпоху Просвещения грудь уже не олицетворяла источник жизни, а была «двумя чудесными сахарными головами наслаждения». Идеальной считалось та, которая «подобна двум яблокам, белым, как только что выпавший снег, и если каждая такой величины, что ее можно покрыть одной рукой». Желая изобразить «красоту» вообще, художник на самом деле рисовал женщину с обнаженной грудью. 

Эротика в символах

В тех случаях, когда сюжет не поддавался реалистическому изображению, художник, естественно, прибегал к помощи символа. Женское лоно символизировалось в виде розы. Символом девственности служил нераспустившийся бутон розы. Девушка или гордо держит его в руке, или защищается им против дерзкого похитителя. В Голландии невеста, сохранившая до свадьбы свою физическую невинность, надевала фартучек с затканным в определенном месте бутоном розы. Утерянная невинность символизировалась разным образом. Самыми обычными символами были разбитый кувшин и разбитое зеркало. Девушка, плачущая над разбитым кувшином или зеркалом, оплакивает на самом деле потерянную невинность.

Прекрасные женские бедра – еще одна форма, царившего тогда культа женской красоты. В XVIII веке мощные и жирные ляжки, ценимые во времена Возрождения, теперь кажутся безобразным. Художники Рококо изображали бедра «белыми, как снег» и «гладкими, как бархат». Такими же были руки и ноги женщины, ведь ее тело должно быть нежной игрушкой для всевозможных любовных фантазий. 

Поскольку в период Просвещения также царил культ вечной молодости, и женщина никогда не становилась старше двадцати, а мужчина - тридцати лет, то художники Рококо никогда не рисовали зрелых женщин. Они предпочитали изображать нежность и игру вместо страсти, обещания - вместо последствий. Девушка, мечтающая о любви, - вот излюбленный тип эпохи. Старик дядя, знакомящий свою только что оперившуюся племянницу с бурными радостями любви, или старуха тетя, посвящающая молодого, красивого племянника в мистерии страсти, - излюбленные мотивы искусства Рококо. 


Персоналии
 

Эдмунд Керлл (Edmund Curll) (1675-1747) – пионер в публикации эротический произведений в Англии. В октябре 1724 года он издал порнографический роман «Венера в монастыре или Монахиня в ночной сорочке» (Vénus dans le Cloître, 1683), а в 1728 году эту публикацию признали нарушением гражданских законов, так как «она подрывает моральные устои королевских подданных и, таким образом, направлена против спокойствия Короля». В результате Эдмунд Керлл был оштрафован на 25 марок за каждую изданную книгу и был выставлен на посмешище у позорного столба. По всей вероятности, это было первое официальное обвинение против «похабщины» в Великобритании, которое создало прецедент для других приговоров, вплоть до принятия закона о непристойных публикациях 1959 года.

Китагава Утамаро (Kitagawa Utamaro(1753-1806) – известный японский художник и гравер XVIII века. Помимо того, что он прославился своими выдающимися работами в жанре бидзинга, изображая женскую красоту, Китагава какое-то время занимался и созданием эротических гравюр – сюнг. Сюнги были очень популярны в Японии, начиная со Средних веков и заканчивая второй половиной XIX века. Они представляли секс как неотъемлемую и естественную сферу жизни человека и поэтому пользовались спросом у всех слоев японского населения. На своих гравюрах Утамаро рисовал в основном куртизанок, но в отличие от других художников, он изображал не просто их сексуальные услуги, а их внутренний мир, в котором каждая стремилась вырваться из «плена», выйти замуж и создать семью.