Секс в Средние века. Часть 4.

Школа секса
Секс в Средние века. Часть 4.

В Средние века слова «гомосексуализм» не было. Вместо него средневековые авторы употребляли понятие «содомия», которое имело гораздо больше значений. В частности, оно обозначало любые сексуальные акты, совершенные «против природы»: от анального и орального секса между мужчиной и женщиной до различных однополых отношений. 

Гомосексуализм и религия

Отношение христианства к однополой любви было резко отрицательным. Гомосексуальные наклонности считались «противоестественными», во-первых, потому что не вели к продолжению рода. А ведь, как утверждала церковь, секс нужен был исключительно для этой цели. Во-вторых, в таких отношениях один из партнеров вынужден играть пассивную роль. Но так как обычно ее выполняла женщина, для мужчины подобное занятие было унизительным. Наконец, Библия порицала однополую любовь, и все подобные акты рассматривались как действия «против Бога». К концу XIII века церкви даже удалось убедить всех в том, что содомиты находятся на услужении дьявола и демонов. 
 

view counter
Содом и Гоморра

Содом и Гоморра - два города, упоминание о которых в Библии связано, прежде всего, с исключительной порочностью их жителей. В Книге Бытия они описываются как «города равнины», которые Бог уничтожил «огнем и серой». Их разрушение произошло после того, как Аврааму не удалось обнаружить в Содоме даже десяти праведников. 
Содом и Гоморра – едва ли не самые знаменитые библейские города, ставшие универсальным символом порочности и безнравственности и божественного возмездия. Содом ассоциируется, в частности, с грехом содомии, отсюда и произошел сам термин «содомия». Однако развращенностью жителей и дурным обращением с пришельцами отличались оба эти города. Согласно одной из легенд, гостю здесь предлагали кровать, длине которой он должен был соответствовать: слишком высоким обрубали конечности, а низкорослых растягивали.

- Библейская энциклопедия

Интересно, что, несмотря на официальную позицию христианства в отношении гомосексуализма, многие из церковных служителей сами практиковали подобные связи. Католический реформатор Петр Дамиани безуспешно пытался убедить папу римского Льва IX, что однополый секс был обычным делом среди священников, и что с этим надо бороться. По его мнению, самым массовым прибежищем и рассадником гомосексуальных отношений были как раз монастыри, где молодые монахи и послушники вольно и невольно «вводили в соблазн» старших и друг друга. В 1051 году Петр Дамиани написал самый полноценный и единственный законченный труд на тему гомосексуализма в Средние века - Liber Gomorrhianus. В нем он не только осуждал содомию, но и призывал к суровым наказаниям за любые однополые связи. Исключением была фелляция, которую по непонятным причинам он забыл упомянуть. Разоблачение такого распространенного порока среди лиц духовенства вызывало бурю протестов. Поэтому Лев IX не спешил следовать фанатическим настроениям Петра, а лишь посоветовал наказывать согрешивших с осторожностью, принимая во внимание их возраст, отсутствие подобных преступлений в прошлом и другие смягчающие вину обстоятельства. 

В качестве примера однополой любви среди высокопоставленных служителей церкви можно назвать епископов Бодри Бургейского (Baudri of Bourgueil) (1046-1130) и Марбоду из Рейна (Marbod of Rennes) (1035-1123), которые писали друг другу любовные стихотворения. Очевидно, они оба знали о возможных последствиях таких отношений, но ничего не могли с собой поделать. Неудивительно, что в церковных уложениях о наказаниях, в которых гомосексуальные «преступления» занимали около 4-8% содержания, так подробно и четко описывались содомские «злодеяния». Авторы подобных религиозных писаний, похоже, действительно знали, о чем шла речь. 

Каждый акт классифицировался по степени греховности, и от этого зависел срок наказания. Последнее могло быть в виде недопущения к причастию, умерщвления плоти, поста на хлебе и воде и других лишений. 

В собрании уложений Феодора Кентерберийского за секс «между ног» предусматривалось наказание сроком в 1 год, за любые лесбийские акты – 3 года, за анальный секс – от 7 до 15 лет, за фелляцию – от 7 до 22 лет. Для сравнения за убийство давали от 7 до 10 лет, за убийство новорожденного – 15 лет (7 лет, если мать нищенствовала). Для юношей младше 20 лет срок наказания за поцелуи составлял 6 постов, за «развратные поцелуи» - 8. Более продолжительные наказания применялись в случаях взаимной мастурбации и если молодые люди были старше 20 лет. Иногда «активный» партнер получал более строгое воздаяние, нежели «пассивный», но в любом случае по заслугам получали оба. 

Интересно также отметить, что обычно наказания были строже для тех, кто «осквернял свои губы», а не другие части тела. Когда Феодор говорил, что «фелляция – наихудшее из зол», он действительно так считал и приговаривал к 22 годам "заключения", а для «рецидивистов» - к пожизненному. Возможно, такое жесткое отношение к оральному сексу было связано с тем, что, согласно церкви, человеческие уста нужны были для воспевания молитв и причастия. 

Только в XI веке появляются наказания за лесбийские прегрешения. В частности, епископ Бурхард Вормсский назначил наказание сроком в 1 год, если женщина ублажала себя с помощью искусственного члена; 5 лет – если занималась этим с другой женщиной; 7 лет – если это была монахиня, которая с дильдо изменила Христу, будучи его невестой. В целом, в Средние века к проблеме лесбиянства относились гораздо менее обеспокоено, чем к гомосексуализму. Может потому, что она была не так распространенна, а может потому, что авторы религиозных писаний были мужчины, которых волновала другая сторона однополой любви. Более того, лесбиянство не было упомянуто в Библии, а значит не запрещено. Существует предположение, что люди в Средние века вообще не принимали в серьез идею о том, что секс возможен без участия мужчины – наличие пениса было обязательным! 

Гомосексуализм и законодательство

Ближе к концу Средневековья гомосексуализм и содомия стали больше рассматриваться как правовое и юридическое преступление, нежели как религиозный проступок. Именно в это время повсеместно начали появляться законы против однополой любви, но меры наказания варьировались в зависимости от страны. Так, например, начиная примерно с 1250 годов, смертная казнь, которой зачастую предшествовали пытки или кастрация виновного, была наказанием за мужской гомосексуализм в Испании, Франции и во многих итальянских городах. После 1300 годов это преступление стало считаться тяжким практически во всей Европе. 

Во Франции содомитов сжигали на костре, а их собственность конфисковывалась. В Италии в 1233 году были созданы специальные суды, которые занимались «гомосексуальными» делами. В частности, в городе Перуджа итальянское законодательство наделила 40 судей правом расследовать и обвинять в содомии. В таких городах как Асколи-Пичено и Пиза поощряли тех, кто разоблачал любителей однополого секса, но взыскивали штраф с тех, кто их укрывал. В Болонье, помимо самих содомитов, на костер отправляли и тех, кто жил с ними в одном доме. В Венеции врачам и цирюльникам предписывалось докладывать органам власти о замеченных случаях повреждения заднего прохода у мужчин и мальчиков. Наконец, во Флоренции в XIV-XV веках содомия была настолько широко распространена, что даже немцы прозвали своих гомосексуалов «флорентинцами». Местные законы наказывали флорентийских содомитов по-разному: молодых мальчиков штрафовали и придавали публичной порке, мужчин постарше кастрировали и всячески истязали, а рецидивистов вовсе сжигали на костре. 

Жертвы сексуальных репрессий

Сколько людей стало жертвами этих репрессий? По современным меркам, немного. Во Франции с 1317 по 1789 состоялось 73 «содомитских» процесса и было сожжено 38 человек. Из 30 тысяч дел, расследованных португальской инквизицией, обвинение в пороке содержалось в 900, однако к некоторым категориям преступников, например, подросткам, проявляли снисхождение, так что сожжено было «всего» 50 человек. В Италии, где подобными делами занимались светские власти, наказания были не столь суровыми. Во Флоренции с 1348 по 1461 состоялось 50 процессов о содомии, и было вынесено 10 смертных приговоров, из них 7 - за гомосексуальные действия, но всех семи случаях содомия сопровождалась отягчающими обстоятельствами, вроде грабежа, изнасилования и т.п. В Испании преследования были более жестокими, но многое зависело от прилежания местных властей. В Севилье между 1578 и 1616 годами было сожжено 52, в Валенсии (приблизительно за то же время) -- 17, в Сарагосе -- 34, в Барселоне -- всего двое. Если сравнить эти цифры с тем, что в Англии между 1500 и 1700 годами было казнено 5000 ведьм, преследование содомитов выглядит сравнительно умеренным. Но на самом деле жертв было намного больше.

И.С. Кон «Неназываемый порок»

Английское законодательство несколько отличалось от европейских стран. В частности, оно было более терпимым к содомитам и практически не преследовало их. До суда доводилось очень мало дел, большинство из которых заканчивалось лишь наложением штрафных санкций. Ситуацию попытался изменить король ГенрихI (1068-1135), который издал закон о наказании всех, «кто совершает позорный содомский грех, а особенно, кто делает это осознанно и получает от него удовольствие». В результате содомиты лишались своих гражданских прав, а представители духовенства, уличенные в этом грехе, - духовного сана. Однако даже такие меры не принесли особых изменений. Как позже отметил Ансельм Кентерберийский, «этот грех стал таким распространенным, что почти никто даже не краснеет из-за него и поэтому многие погружаются в него, не осознавая его серьезности». Первое уголовное дело было официально зарегистрировано в Англии лишь в 1541 году, когда английский писатель и преподаватель Итонского колледжа Николас Удал (Nicholas Udall) был обвинен в содомии. Но поскольку он занимал высокое положение в обществе и имел полезные связи, то не понес каких-либо наказаний. 

Что касается северной Европы, то на сегодняшний день, к сожалению, сохранилось очень мало сведений о содомских пристрастиях этих стран. Известно лишь, что в 1164 году был издан закон, запрещающий все виды гомосексуальной любви, но, похоже, что на практике он никак не применялся. Согласно скандинавской литературе того времени, однополый секс в принципе был допустим, если мужчина играл в нем активную роль. Поэтому гомосексуальные отношения, особенно с рабами, были вполне приемлемы. 

Мнимые еретики

«Дело» тамплиеров

Обвинения в содомии и гомосексуализме зачастую выдвигались совместно с обвинениями в ереси. Наличие аппарата инквизиции позволяло власть имущим – светским и церковным князьям – преследовать не только подлинных еретиков, но и расправляться со всеми, кто представлялся им неугодным или состоянием которого они хотели завладеть. Инквизиция при помощи угроз и пыток получала необходимые признания, служившие впоследствии юридическим доказательством их «вины» и основанием для соответствующей над ними расправы. 

Одним из громких судебных дел, имевших место в Средние века, был процесс против Ордена тамплиеров в 1307 году. Помимо обвинений в связях с дьяволом, в поклонении ему, в совершении сатанинских церемоний, колдовстве и тому подобных вымышленных преступлениях, французский король Филипп IV и инквизиция обвиняли тамплиеров и в содомии. В результате несметные сокровища этого ордена перекочевали в сундуки его судей, а признавшиеся под пытками в мифической ереси руководители ордена закончили свои дни на костре или в казематах инквизиций. 

Доподлинно неизвестно, были ли тамплиеры гомосексуалами или нет. Но из многочисленных обвинений только одно – обвинение в содомии – возможно, все-таки соответствовало истине. Сегодня многое известно о церемонии посвящения в орден, и большинство из этого звучит правдоподобно. Во время церемонии неофит раздевался, в качестве присяги на верность целовал в непристойные места высокопоставленных лиц, а затем занимался групповым сексом со всем своим братством. Однако такое обвинение вряд ли могло служить основанием для осуждения ордена, учитывая, что сексуальные пристрастия такого рода были широко распространены, даже среди духовенства. Многие папы и другие видные представители церкви отличились на этом поприще. Остальные обвинения были явно вымышленными и представляли собой плод фантазии французского короля и его сообщников. Тем не менее, все обвинения были «доказаны» следствием по делу тамплиеров, проведенным инквизицией. 

Охота на ведьм

Сексуальные козни дьявола – излюбленный сюжет средневековых богословов и инквизиторов. Всевозможными мерзостями на эту тему заполнена печально известная книга «Молот ведьм», творчество двух инквизиторов, Якоба Шпренгера и Генриха Крамера. Она была одобрена папской властью и рекомендована как руководство в борьбе с колдунами и ведьмами. 

Ересь определялась церковниками как проповедь новых вероучений и настойчивое отстаивание ошибочных, ложных религиозных взглядов. Обвиненных в колдовстве никак нельзя было подвести под такое определение в ереси. Ведь колдуны и ведьмы никаких еретических взглядов не отстаивали и не проповедовали, хотя и «служили дьяволу». Они занимались, если можно так выразиться, мелким вредительством. Церковь их осуждала, наказывала, однако преследование колдовства вплоть до XIV века никогда не носило массового характера. 

Чтобы колдовство и ведовство превратились в объект массового преследования и стали подсудными инквизиции, они должны были в свою очередь превратиться в ересь. Ее не было, но ее создали, вернее, выдумали инквизиторы. Умудренные опытом, они знали, что еретиков без организации не бывает. Ведьмы и колдуны, утверждала церковь – воины сатаны, значит принадлежат к «сатанинскому воинству», к «синагоге сатаны». Доказательством же существования «синагоги сатаны» являлись мифические «шабаши ведьм». Раз была выработана эта «гениальная» схема, то подтвердить ее не представляло особого труда. Любой инквизитор с помощью палача мог заставить любую женщины признаться в принадлежности к синагоге сатаны и в участии в шабашах и на этом основании осудить ее за ересь и бросить в костер. 
 

Выводы о виновности

«Если обвиняемая вела дурной образ жизни, то, разумеется, это доказывало ее связи с дьяволом; если же она была благочестива и вела себя примерно, то ясно, что она притворялась, дабы своим благочестием отвлечь от себя подозрение в связи с дьяволом и в ночных путешествиях на шабаш. Если она обнаруживает на допросе страх, то ясно, что она виновата: совесть выдает ее. Если же она, уверенная в своей невиновности, держит себя спокойно, то нет сомнений, что она виновна, ибо, по мнению судей, ведьмам свойственно лгать с наглым спокойствием. Если она защищается и оправдывается против возводимых на нее обвинений, это свидетельствует о ее виновности; если же в страхе и отчаянии от чудовищности возводимых на нее поклепов она падает духом и молчит, это уже прямое доказательство ее преступности… Если несчастная женщина на пытке от нестерпимых мук дико вращает глазами, для судей это значит, что она ищет глазами своего дьявола; если же она с неподвижными глазами остается напряженной, это значит, что она видит своего дьявола и смотрит на него. Если она находит в себе силу переносить ужасные пытки, это значит, что дьявол ее поддерживает и что ее необходимо терзать еще сильнее. Если она не выдерживает и под пыткой испускает дух, это значит, что дьявол умертвил ее, дабы она не сделала признаний и не открыла тайны». 

Фридрих фон Шпее «Cautio Criminalis»

Итак, если верить многочисленным отчетам судей и «Гексамерону» испанского писателя Антонио де Торквемады (Antonio de Torquemada), на шабашах ведьм демоны, прекрасные дамы и кавалеры «предавались свальному греху, утоляя беспорядочные и нездоровые желания». Причем демоны заставляли смертных проделывать именно то, что приводило тех прямиком на костер. Дьявол никогда не лишал невинности девочек моложе двенадцати лет, предпочитал замужних дам и оплодотворял лишь тех женщин, которые сами его об этом умоляли. Он ввергал жен в прелюбодеяние и одновременно овладевал мужьями. Дьявол совершал содомский грех и с девицами, не лишая их девственности и уберегая от нежелательной беременности: они возвращались с шабашей невинными, но окровавленными. Почти все, кто свидетельствовал на процессах copula cum daemone (соитие с демоном), утверждали, что пенис дьявола причинял жертвам ужасные страдания – ведь он был невероятно длинным и твердым. Французский судья Пьер де Ланкр (Pierre de Lancre), цитирующий эти свидетельства, уточняет, что ведьмы используют специальную мазь, дабы облегчить проникновение сатанинского члена. 

Персоналии

Святой Пахомий (ок. 292-348) - египетский монах, который основал один из первых коптских монастырей и составил первый монастырский устав. Он постановил, что монахи не должны не только спать на одном матрасе, но даже сидеть вплотную друг к другу в трапезной: "Во время трапезы садись подальше от своего молодого брата; ложась отдыхать, не оставляй свою одежду рядом с его одеждой; лучше, если между вами ляжет старший брат. Когда молодой брат разговаривает с тобой или поет напротив тебя в хоре, отвечай ему с опущенной головой, чтобы ненароком не взглянуть пристально ему в лицо, чтобы злой сеятель не заронил в тебя семя желания, которое прорастет разложением и гибелью".

Эдуард II (1284-1327) – король Англии, имевший гомосексуальные отношения с фаворитами, в том числе гасконцем Пьером Гавестоном, а затем английским дворянином Хью Деспенсером младшим. Видимо в отместку, его престола, как и жизни, лишила жена, королева Изабелла, которая с особым пристрастием организовала его убийство. По одной из версии, часто оспариваемой историками, орудием являлась раскалённая кочерга, воткнутая в задний проход. Согласно другой более распространённой гипотезе, убийцы ввели ему в анальное отверстие раскаленную кочергу через бычий рог, но не из-за его сексуальных пристрастий, а чтобы не оставить следов на теле короля.


Жанна д’Арк (1412-1431) - национальная героиня Франции, одна из главных командующих французскими войсками в Столетней войне. Попав в плен к англичанам, была сожжена на костре, как еретичка. С точки зрения судебной процедуры, дело Жанны д’Арк представляется весьма типичным для инквизиции. В нем представлены все, за исключением пыток, элементы: ложные обвинения, лжесвидетели, допросы с пристрастием, осуждение на смерть обвиняемого, его раскаяние и замена смертного приговора тюремным заключением, повторное впадение в ересь (рецидив) и, как следствие, сожжение «еретика» на костре. Инквизиторы обвиняли Орлеанскую деву во всех смертных грехах. Она слышала «голоса» - значит, это были голоса дьяволов. Она пыталась бежать из темницы – значит, признала свою вину. Она носила мужское платье, не по повелению ли дьявола она это делала? Она утверждала, что является девственницей, после чего ее подвергли унизительной процедуре освидетельствования.