view counter

Золотая коллекция стихов (часть 1)

 

Вася Ёблый

(прислал Антон Хмельницкий, 1ое место в нашем конкурсе)

Жил на свете один парень, 
Васей Ёблым его звали. 
Били все его в ебало 
или нахуй посылали. 
Всё пропил он до копейки, 
жил в парашах, жрал объедки 
и страдал от гонорейки 
(пользуйтесь гандоном, детки!). 
Был вонючий и небритый, 
весь в клопах и мандавошках 
и к тому ж в лишае редком, 
что бывает лишь на кошках 
старых, дохлых и облезлых, - 
он по праздникам их жарил. 
Находил косяк потухший, 
и в углу себе кумарил. 
Он бухал лишь спирт и воду, 
и одеколон, бывало. 
Коньяка не брал в рот сроду, 
на водяру денег мало. 
Был он жизнью той доволен, 
и ни в чём он не нуждался, 
жил он в счастье абсолютном 
и хернёй не занимался. 
Но однажды видит Вася, - 
едет мимо мерс шестсотый, 
навороченный пиздато, 
даже бампер с позолотой. 
А в том мерсе - ну и рыло! 
Всё в прыщах, блядь, в мандавошках, 
жиром до пизды заплыло, 
цвета ржавчины на ложках. 
И всё понял Вася Ёблый, - 
нету счастья в жизни этой, 
жизни ёбаной, галимой, 
мною матами воспетой. 
Все богатства и удобства 
достаются пидарасам, 
честным людям - хуй на блюде, 
принадлежность к низшим классам. 
Быть плохим весьма пиздато, 
а хорошим - одно горе. 
Твари все живут богато, 
а святые дохнут вскоре. 
Понял Вася, что хуёво 
жизнь свою прожил ебану, 
и решил он беспонтово 
всю её отдать нагану. 
Либо йопнуццо апстену 
или даже выпить йаду. 
"В другой жизни повезёт мне 
может быть, как тому гаду". 
Он решил уйти красиво, 
чтоб, когда он вновь придёт, 
люди помнили его бы 
замечательный уход. 
Он поднялся на высотку 
в сорок восемь этажей 
хуй забив на всё, - на кошек, 
на бухло, других бомжей. 
Он на крышу вылезает, 
ещё раз всё посылает, 
смотрит вниз, - "бля, высоко! 
Значит, разъебусь легко!" 
А внизу толпа уёбков 
собралась, - пасут на Васю. 
А он думает, - "Я прыгну, 
об асфальт себя расквасю. 
Разлечусь вокруг кусками, 
растекусь я по дороге 
между теми мудаками, 
кровью обагрю их ноги. 
Они бросятся, как звери 
на останки моей туши, 
станут вырывать зубами 
кости, ноги, кишки, уши. 
И, пресытившися мною, 
попиздохают домой, 
кто бухать, а кто ебаться, 
кто лечить свой геморрой. 
Ну а я - бомжара старый, 
болен трипаком пять лет, 
с той поры, когда за рубль 
шлюха сделала миньет. 
Может, и сифоном болен, 
и уж точно лишаЁм. 
ПОДАВИТЕСЬ ВЫ ТАМ, СУКИ, 
МОИМ ТРИППЕРНЫМ ХУЁМ!!!" 
Мудаков внизу прибыло, 
и глядят они голодно 
все на "этого дебила" 
(сиё слово нынче модно). 
Он десницу подымает, 
молвит слово "Пшло фсё нахуй!", 
руку факом загибает, 
на мудил тех направляет. 
Расправляет плечи, грудь, 
вобздух смога чтоб вдохнуть. 
Ещё раз всё послает, 
приготовился нырнуть. 
Вниз полсотни этажей 
пролететь - и мир найти, 
и при том весьма красиво 
(круто, я б сказал) уйти. 
Вася разбежался, прыгнул, 
и летит, и видит он, - 
рядом с теми мудаками 
этот богатей-гандон. 
Он садится в свою тачку, 
вставил ключ, нажал на газ. 
Взрыв. И пламя охватило 
тот ебучий тарантас. 
Во все стороны обломки 
полетели. Дым кругом. 
Понеслись тут все мудилы 
во все стороны бегом. 
И в последний миг сей жизни 
Вася понял - даром он 
разъебётся щас в лепёшку, 
аки порваный гандон. 
Счастье было в его жизни, 
но сгубила зависть, блядь. 
И лишь "БЛЯЯЯААААААААДЬ" в эту минуту 
оставалось заорать. 
Полсекунды слово это 
разносилось над землёй, 
а потом - звук столкновенья 
каменной стены с соплёй. 


Васю разорвало нахуй, 
аки грелку с кипятком. 
Глаз на ветке, ноги в люке, 
рядом мозг с его еблом, 
а кишки все, как гирлянды 
на кустах висят, блестя, 
и из лёгких, что в параше 
воздух выходил, свистя. 
И костей обломков куча 
окружают Васин труп, 
и ещё ошмётков туча, 
на крыльце - яйцо и зуб. 
И собрались те мудилы, 
что смотрели на Васька, 
когда он летел с высотки 
(И совсем без косяка!). 
Они жадно обгладали 
и сожрали всё вокруг. 
Замысел Васька удался, - 
триппер, его старый друг, 
и другие все болезни, 
СПИД, сифон, сальмонеллёз, 
погубили этих тварей, - 
взял кровавый их понос, 
они желчью блевали, 
зубы выпали их все 
и глаза повытекали 
(и повисли на хуе), 
а потом внутри всё стало 
растворятся и сгнивать, 
кожа лопалась и рвалась, 
начала гниль вытекать. 
В клочья лёгкие порвали, 
кровью гнойною харкая, 
кости в губку превращались, 
через уши вытекая. 
Кровь смолы черней, блевота, 
гной вонючий и глисты, - 
всё, что с тех мудил осталось, 
среди них мог быть и ты. 
Было их с полсотни где-то, 
так что Вася сдох не зря, - 
в это ёбаное лето, 
собой небо озаря 
он убил ещё полсотни 
биороботов-педрил. 
Пусть вас, блядь, и миллиарды, 
но не занимать нам сил! 
Сколько вы не напирайте, 
наш ответ сильней в стократ! 
И когда вы все умрёте, 
(может быть) я буду рад!! 
Силы Жизни не сломить вам, 
коль вы предали её!! 
И вообще вы, уебаны, 
давно отжили своё! 
И пребудет с нами Силы, 
и Косяк, ебать вас в рот!!! 
Земля скинет ваше бремя 
и пропустит Нас вперёд.