view counter

матерный стих "Конёк - Горбунок"

"Конек-Горбунок"

В охуенно блядском царстве,
В ебанутом государстве,
В той разъебанной стране,
Что лежит еблом в говне

Было у отца три сына.
Старший был амбал, громила.
Средний тоже был крутой.
Младший был говно, отстой.

Звали младшего Иваном,
Хуй дрочил он постоянно,
Не по делу всё пиздИл,
На работу хуй ложил.

Про него и сказка наша.

Раз ебучий их папаша
Вышел вечером побздеть
И на блядки посмотреть.

Только батя залупился -
Кто-то сзади прислонился.
Оглянулся - восемь в ряд
Хачей-ёбарей отряд!

До утра его сношали,
Раком ставили, ебали,
С рваной жопой, чуть живой
Он приполз к себе домой.

Братья батю увидали,
Прихуели и сказали:
"Надо хачей подловить,
Да в сортире замочить!"

...Стало на небе смеркаться,
Старший брат в дозор собрался.
У пруда засел в кусты,
Ждет, кому бы дать пизды.

Долго ждал он, скучно стало.
Хорошо, пузырь водяры
На дежурство братец взял,
Весь его он усосал.

Вышли хачи на поляну,
Чуют запах перегару.
Видно, ждут их там дела.
...Ебля славная пошла!

Хачи так над ним потели -
С жопы клочья полетели,
После дали отсосать
И съебалися опять.

Вечерком себе на горе
Средний брат залег в дозоре.
Скучно стало молодцу,
Потянулся он к шприцу.

Заебла тоска-кручина!
Взял он дозу героина
И по вене ебанул,
Отключился и заснул.

Злые хачи не дремали,
Долго спать ему не дали,
Наеблись за будь здоров
Аж до третьих петухов.

...Стало на небе смеркаться,
Наш Иван в дозор собрался.
Знать, недолго хачам ждать -
Будет им кого ебать!

Братья жопы подлечили
Брата младшего спросили:
"Вазелину, Ваня, взял?"
Он их к матери послал.

...День давно сменился ночью,
А Иван не спит и дрочит,
Всю поляну обтрухал.
Вдруг шаги он услыхал.

Осторожно оглянулся
И чуть-чуть не ебанулся:
Хачей ёбарей отряд
И хуи у всех стоят.

Кулаки у Вани были
Словно две большие гири,
(Ими он весь день дрочил) -
Всех он хачей замочил.

Те со страху обосрались,
Кто в чем был, так и съебались.
Им Иван махнул елдой
И отправился домой,

Рад, что жопа уцелела.
Видит - мать твою налево! -
Невъебенных два коня -
Ни хуя себе хуйня!

"Ай да кони, вот так клёво!
Дело вышло нихуёво,
Круто хачи усралИсь,
От меня пешком съеблись!

До хуя их развелося,
Что им дома не еблося!
Это наш ебучий князь
Здесь развёл всю эту мразь.

Так им, сукам!" Храбрый Ваня
Свистнул, коней подзывая.
Видит - третий конь бежит.
Что за блядство! Ну и вид!

Весь какой-то пиздоватый,
Только жопа - в три охвата.
Как Ивана увидал,
Перед ним он раком встал.

Прихуел Иван немало,
Распахнул свое ебало,
"Кто ты, ёбаный гибрид?" -
Горбунку Иван пиздит.

"Из Чернобыля я, Ваня.
Там я жил, охуевая,
Где пиздатый лес стоит -
Ни листочка не висит,

Там реактор ебануло,
Радиацией хуйнуло,
Засран цезием весь лес,
В общем, полный, блядь, пиздец!

Догадался Ваня: "Значит,
Там мутация хуячит.
Что наделала с конем,
Поебать ее хуём!

Вот уёбище лесное,
Хуй увидишь где такое!"
Горбунок тогда заржал
И пиздёж свой продолжал:

"Раз из Припяти пустынной
Я воды радиоактивной
Вниз спустился полакать.
Хачи там уселись срать.

Приебало их немало
Видно, за цветным металлом.
Сразу - в руки им насрать -
Принялись меня ебать.

Сколько их меня ебало,
Жопа как дрова трещала,
Скотоебов ты прогнал,
Мне теперь хозяин стал.

Буду я теперь с тобою,
Все пойдёт без геморою,
А случись с тобой хуйня -
Сразу, блядь, зови меня."

Солнце на небе восходит,
Наш Иван домой приходит.
И - смотри, не охуей -
Под уздцы ведет коней.

Кони братьям приглянулись
(Чуть с крыльца не ебанулись).
"Вот так кони! Охуеть!
Не Ивану б их иметь!"

Строить начали догадки,
Как верхом они на блядки
Прихуярят ночью в сад,
Бабы так и лягут в ряд.

Помечтали, попиздили,
Об одном чуть не забыли -
С рваной жопой как скакать?
Решено коней загнать.

Так решили, и пинками
На базар коней погнали.
Горбунок-то все смекнул
И к Ивану пизданул.

Тот в лесочке под осиной
Хуй дрочил со страшной силой,
Вдруг Конька он увидал,
Член немедленно завял.

"Вот мудило, ты всё дрочишь,
А братьЯ коней уводят,
Втихаря хотят загнать,
Будешь хуй потом сосать!"

На коня Иван садится,
Братьям дать пизды грозится.
Горбунок под ним заржал
И на рынок поскакал.

...На базар братьЯ прибыли,
Так, бля, цену заломими,
Что хоть ёбнись, хоть усрись,
Хуй коней тебе купить.

Все глядели и вздыхали,
Братья цену не снижали.
Вдруг прошел по рынку звон:
"Шухер, бля! Атас! ОМОН!"

Кто прижопился, усравшись,
Кто съебался. Братья ж наши
Охуевшие стоят,
Диво дивное глядят:

Взвод ОМОНовцев хуярит,
Князю путь он расчищает.
С перепою поблевав,
Тот на рынок путь держал.

Перегаром так и пышет.
Князь завел себе обычай
Проблевавшить с будунка,
Ёбнуть крынку молока.

Вот и нынче: с красным рылом
Приебошил князь на рынок,
Простоквашу покупал
И три дня с нее дрестал.

Братья князя увидали
И как вкопанные встали.
За ценой не постояв,
Ебанули по рукам.

Казначей словечко молвил,
Про понятия напомнил:
"Как же, князь, ты мог забыть -
Лучше спиздить, чем купить!

А в казне-то мышь ебётся -
Ни хуя там не найдётся!" -
"На хуя ж, ебись ты в рот,
Губернаторский наш фонд?"

Князь к коням, а кони, суки,
Охуели от сивухи
И давай его мочить,
По мудам копытом бить.

Как тут быть? А тут наш Ваня
На Коньке своем хуярит,
И, увидев Горбунка,
Ебанулись все слека.

"Ай, да братья! Суки, гады,
Долбоебы, конокрады!"
Тут и братьям, и коням -
Всем досталось по мудам.

Кони враз опизденели,
Князь со свитой прихуели.
"Эта пара, князь, моя,
Вот такая, блядь, хуйня!

"Мне к коням и конюх нужен!" -
Князь подумал, - "Ну, Ванюша,
Заявление пиши,
И давай, пиздуй, служи.

Ай, да братья, ну и гады,
Наебать меньшого брата!
Мне такие блядуны
В заместители нужны."

Стал Иван на княжей службе
Хуй пинать да бить баклуши,
Лишь ночами отдыхал,
Горбунка в дупло сношал.

Тёмной ночью на кроватях
Нет покоя старшим братьям -
Горбунок ревет ослом
Под Ивановым хуём.

Проебавшись так с неделю
Братья напрочь охуели.
"Надо князю доложить,
Хуй Ивану прищемить.

Пусть работой, блядь, завалит,
Тут уж хуй, небось, не встанет,
Конь как слон не будет ржать,
Будем мы ночами спать."

Поутру пришли с докладом:
"Мы ебошим до упаду,
А Иван-то жрёт да срёт,
Да Конька всю ночь ебёт!

За Ивана взяться нужно,
Пусть ебошится на службе.
До хуя у парня сил,
Ишь как коней усмирил!"

"Складно, братья, вы пиздите.
Ну-ка, Ваньку приведите!
Князю конюхом служить
Это, бля, не хуй дрочить."

Слуги Ваню разыскали,
Пиздюлей хороших дали,
В рот неслабо поебли,
К князю в терем привели.

"Что случилось, князь-боярин?" -
"Тут такое дело, Ваня:
На княжении моем
Охуенный есть облом.

Если спиздить что придется -
Или Дума доебётся,
Или пресса заебёт,
Или дело кто сошьёт.

Слышал, шапка есть на свете,
Как наденешь - хуй заметят.
Ты ее мне привези.
Понял, сука? Ну, иди."

ЗалилсЯ Иван слезами,
Обложил он всех хуями,
На конюшню прибежал,
"Мне пиздец!" - Коньку сказал.

"Зря ты, Ваня, сопли свесил.
Городничий есть на свете,
Кепку носит - охуеть!
Спиздит что, так хер засечь."

На Конька Иван садится,
Трехэтажно матерится.
Горбунку пиздюлин дал,
Тот как ветер поскакал.

Приебали очень скоро
В охуенно дивный город:
На семи стоит холмах,
Как бардак, горит в огнях.

Едут дальше, видят - площадь,
Посерёдке дрищет лошадь,
Мэр верхом на ней сидит,
Что-то скульптору пиздит.

Скульптор памятник малюет,
Мэр позирует, кайфует,
С понтом дела на коне
И дракон, бля, на копье.

Говорит Конек Ивану:
"У меня стоит на бабу,
Щас я вставлю ей пистон,
Ты же рядышком постой."

Ваня спешившись съебался,
Горбунок наш разбежался
И с разбегу что есть сил
Хуй в кобылу засадил.

Лошадь пёрнула, взбрыкнула,
Мэра оземь ебанула,
Пизданулся - ё-моё -
Прямо жопой о копьё.

Тут к бесчуственному телу
Подошел наш Ваня смело,
С головы кепчонку снял,
По карманам шарить стал.

Горбунок три раза кончил
Да к Ивану как подскочит:
"Шухер, бля, кончай шмонать,
Время самое тикать!"

На конька Иван садился,
Кепкой спизженной накрылся,
Горбунка уёб под зад
И поехали назад.

Кепка князю приглянулась,
Ваньке счастье приебнулось,
Князь Ивана наградил -
Лично грамоту вручил.

То-то был наш Ваня тронут,
Аж пустил слезу за ворот,
Заскочил посрать на двор,
Жопу грамотой утер.

Приебал Иван в конюшню
Отдохнуть от княжей службы.
Только лёг - ебаться в рот! -
Снова князь его зовёт!

"В чем причина, князь-боярин?" -
"Хуета такая, Ваня,
С нашей областью стряслась -
Бабки кончились опять!

Ты вчера ушел кемарить,
Я столы велел поставить,
Да бояр велел созвать,
Стали кепку обмывать.

В дым ужравшись, мне бояре,
Весь мой терем заблевали,
Прохуярили бабла -
Как их совесть не ебла!

Слышал, есть одна скатёрка -
Ебануться, да и только, -
Жрачку - ёбаный ты в рот -
Автоматом выдает.

Ты теперь приказ мой слушай:
Чем хуи пинать в конюшне,
Поезжай, Конька возьми,
Эту скатерть привези."

Залился Иван слезами,
Обложил он всех хуями,
Князя на хуй он послал,
Горбунку всё рассказал.

"Допиздился ты, Ванюша,
Заебли тебя на службе,
Не хуй было хуй дрочить.
Что ж, придется послужить.

Есть в сибирском захолустье
ТеремА у новых русских,
Где с той скатерти едят
(Так в народе, Вань, пиздят).

Мы туда с тобой хуйнемся.
Если дело проебнётся,
Не случись какой облом,
Эту скатерть пизданем.

Будешь ты у них в хоромах,
Блядь, гляди, не сделай промах,
Ты посуду не бери,
Только скатерть ебани."

Далеко дорога вьётся,
на Коньке Иван несётся
В чужедальние края,
Там, где нефти до хуя.

По дороге до Сибири
Много раз пизды ловили,
Откупались от ментов,
Насосались там хуёв.

Видят - каменны палаты,
Нефтяные в них магнаты
Под столом рядком лежат,
В срачу пьяные храпят.

Полон стол бухла и жрачки
(Как не вмазаться в усрачку!),
Груды золота, хрусталь,
Только скатерть - рвань и срань.

Вся блевотиной покрыта,
Вся обоссана, облита.
Ваня сплюнув скатерть взял
И из хаты уебал.

На поляну прикатили,
Скатерть наземь положили,
Сели, жрачки стали ждать -
Ни хуя, ёб вашу мать!

Так и сяк ее вертели -
Только зря муды вспотели.
"Хуй с ней", - Ваня говорит, -
"Пусть она в пизду сгорит!

Хоть бы на хуй проку было!"
В скатерть он хуйнул бензину,
Чтобы ярче ей гореть.
Что тут вышло! Охуеть!

Мухой скатерть распахнулась,
Что-то сверху пизданулось,
Стало жрачки и бухла
Что с кремлёвского стола.

Всё Иван с коньком сожрали,
Целый день потом блевали,
И, посрав часочка три
Скатерть князю повезли.

Был наш князь за скатерть Ване
Охуенно благодарен,
Протянул державну длань:
"Вот тебе, Иван, медаль!"

Снова Ваня сопли свесил:
"На хуй, что-ль ее повесить?" -
Меньше б, Ваня, ты пиздил,
На, носи, блядь, заслужил!"

Отдохнуть решив от службы,
Завернул Иван в конюшню.
Только лишь глаза сомкнул -
Кто-то в ухо пизданул.

"Поднимайся! С князем горе!" -
"Что случилось?" - "Мы в гондоне!
У него опять не встал!" -
"Как меня он заебал!

С перепою-то такого
Ведь не встанет у любого!" -
"Ты, Ванюша, не пизди,
Ноги в руки - и иди!"

"Что за горе, князь-боярин?" -
"Вот хуйня какая, Ваня,
Не встаёт, хоть в рот ебись!
На Конька, Иван, садись,

Поутру на нем поскачешь
И елдак мне прихуячишь,
Чтобы был он в метр длиной,
Чтоб стоял он день деньской!"

Залился Иван слезами,
Обложил он всех хуями,
На конюшню приебал
И Коньку все рассказал.

"Что ж, Иван, такая служба!
Ну, поскачем!" - "На хуй нужно!
Этот ёбаный урод
Всех тогда нас заебёт!

Без елды его метровой
Уж и так нам всем хуёво.
Лучше тронемся к Кремлю,
В ноги ёбнемся царю,

Пусть узнает, все расскажем,
Что князья его ебашат!"

...Расседлал Иван коня,
Встали раком у Кремля.

Долго ль, коротко ли ждали -
Их бояре увидали.
"Что за пидоры стоят,
И чего от нас хотят?"

Вот стоят они, базарят,
На Конька ебала пялят.
"Отвечай нам, хуесос,
Что за зверя ты привез?"

Над Коньком бояре, гады
Уссывались до упаду.
Жи**новский им пиздел:
"Много я коней имел,

Поимел их до хуя я,
То животное другая,
Антилопа это гну,
Блядью буду, что не вру!"

"Да когда же, бля, не врал ты?" -
В Думе вспыхнули дебаты.
Запиздились - нету слов,
Насовать бы всем хуёв.

Тут Гр**лов им крикнул: "Падлы,
Хуль пиздите без команды?"
А Кар**ин с Треть**ом
Надавали всем пинков.

Царь выходит: "Ах вы, суки,
Распиздились, хуй вам в руки?
Щас указ, бля, подпишу,
Думу на хуй распущу!"

Депутаты расступились,
Низко в землю поклонились:
"Царь! Там чудо! Дивный зверь!" -
"Что ещё за поебень?"

Тут Иван к царю подходит,
Ебанулся низко оземь,
За поклоном бьет поклон.
"Встань, подонок, мудозвон!

На версту воняет спермой,
Целый день ты дрочишь, верно.
Как посмел перед царем
Стать с задроченным хуём?" -

"Наш ебучий губернатор,
Словно сломанный вибратор
Всю губернию достал,
Все мозги нам проебал.

Вся родня его при деле,
Весь народ они имели,
Заебла такая власть,
Нам осталось хуй сосать!

От князей не стало жизни,
Что ни видят, тут же пиздят! -
"Знаю лучше твоего,
Ну и хули, что с того?

У меня губерний много,
В каждой все не слава Богу."
Тут конек как пизданёт:
"На дзю-до он хуй кладет!"

Царь лицом переменился,
На Ивана залупился:
"Хули мне ботву толкал,
А о главном не сказал!"

И бояре удивились,
Да на князя распиздились:
"Ни хуя себе кино,
Чтоб дзю-до втоптать в говно!"